Официальный сайт администрации
МОСП Кипревское
Киржачского района, Владимирской области
 
Карта сайта
Версия для слабовидящих: A A A Цвет: A-я A-я A-я

ИСТОРИЯ КИРЖАЧСКОГО РАЙОНА

Up one level

ИСТОРИЯ КИРЖАЧСКОГО РАЙОНА

По данным археологов, первые люди на территорию, которую занимает в наше время Владимирская область, пришли после отступления юрмского ледника, примерно 2 тысячи лет тому назад. Как правило, первые поселенцы для устройства жилищ выбирали сухие места вблизи рек и озер, вблизи ручьев. Это диктовалось тем, что они вели добывающий образ хозяйствования, то есть ловили рыбу, охотились на диких животных, собирали грибы и ягоды, которые обильнее произрастали около водоемов. Мировую известность получили исследования археологов во главе с профессором О.Н. Бадером стоянки, относящейся к периоду раннего "каменного века" (палеолита). На ручье Сунгирь, около нынешнего Владимира, люди жили примерно 25000 лет тому назад. Первые следы пребывания человека на территориях вдоль реки Киржач и Шерна, пронизывающих район с севера на юг, археологи относят к так называемому мезолиту (среднекаменному веку). Это VIII-VI тыс. до на-шей эры. По берегам реки Малый Киржач сохранились стоянки неолитического периода (новокаменного века). В эпоху железного века Волго-Окское междуречье занимали племена так называемой дьяковской культуры (VIII тыс. до н. э.). Они послужили основой формирования финно-угорского этноса. От этих племен нам остались названия многих рек, в частности, Клязьма, Шерна, Киржач ("Киржач" в переводе означает "левый" - река Киржач - левый приток Клязьмы).  

В эпоху "великого переселения народов" пути племен не отличались прямолинейностью, не были подчинены какому-либо единому принципу или цели. Потоков было несколько. Один из самых мощных - из славянского Поморья на озеро Ильмень и на Волхов, а оттуда в междуречье Оки и Волги. Плотность населения в лесах этого междуречья была мизерной. Местные племена, оказавшиеся в зоне расселения славян, сливались с ними, и, вероятно, не всегда мирным путем. Реки и озера в междуречье Оки и Волги изобиловали рыбой, в лесах водились пчелы. Поэтому у славян, поселившихся здесь и умеющих разводить лошадей, коз, овец, свиней, сеять просо и рожь (зерно называли "жито"), важное место в хозяйствовании занимали охота и бортничество, рыболовство. Среди товаров, которые древнеславянские племена вывозили в соседние степи, были прежде всего пушнина и мед. Шкурки куниц часто заменяли им деньги. Со временем "кунами" стали называть серебряные монеты.Свои жилища славяне устраивали в виде полуземлянок, с ровлей, почти касавшейся скатами земли. Отапливались эти жилища "по-черному", то есть без трубы, через отверстие в кровле. Жили славяне общинно. Каждое их поселение, отделенное от других десятками километров дремучих лесов, болот и лугов, называли "мир", "вервь".

В X-XI веках под давлением южных племен славянская колонизация края усиливается. По-видимому, южные племена славян в поисках более безопасных мест постепенно осваивали поймы рек в лесном краю, здесь сливались с ранее поселившимися племенами и образовывали древнерусские поселения. На территории Киржачского района наиболее исследованы славянские и древнерусские поселения в пойме реки Шерны около деревень Ратьково, Заречье, хутор Буяне. Здесь весьма плодотворные раскопки в 1963-1973 годах вела экспедиция института археологии Академии Наук СССР во главе с Е.И. Диковым. Целая группа курганных могильников, отнесенных учеными к XI-XIII векам, то есть к периоду зарождения русской нации, обнаружена около деревень Финеево и Ильинское, следы древнерусских селищ сохранились до наших дней около деревень Климково, Недюрево, Борисоглебский погост, Илейкино, и ниже по течению реки Киржач на территории Петушинского района: деревни Ветчи, Городищи, Заднее Поле.

С X века до середины XII века территория области входила в крупнейшее древнерусское государство - в Ростово-Суздальское княжество, которое считалось удельным в составе Киевской Руси.

Княжество в административном отношении разделялось на округа, позднее уезды. Киржач и окрестные деревни относились к Переславскому уезду. Первая столица княжества Ростов Великий известна с 862 года;

Суздаль в письменных источниках упоминается с 1024 года, в XII веке он стал столицей Ростово-Суздальского княжества. С середины XII века столицей стал город Владимир. В 1169 году князь Андрей Боголюбский совершил успешный поход на Киев, захватил его и перенес столицу великого княжества во Владимир. В XIII-XIV веках титул великого владимирского князя считался главным в северо-восточной Руси.

Владимир стал центром - административным, политическим, церковным, вокруг которого складывалось Русское государство. В XV веке первенство перешло к Москве, хотя московский князь Иван Калита, вошедший в историю как собиратель русских земель, венчался на великое княжество во Владимире. Со времени Ивана Калиты право на великое Владимирское княжество стали получать в Золотой Орде, как правило, московские князья.

В 1709 году Владимир и окрестные земли по указу Петра I были приписаны к Московской провинции. В 1719 году учреждена Владимирская провинция. В 1778 году по указу Екатерины II была учреждена Владимирская губерния (в составе наместничества). В состав губернии включили 10 уездов: Владимирский, Вязниковский, Гороховецкий, Киржачский, Ковровский, Муромский, Переяславский, Суздальский, Шуйский, Юрьевский. При этом несколько новых уездных центров были объявлены городами, в том числе Александрова слобода городом Александровом, подмонастырская слободка Киржач и село Селиванова гора городом Киржачом. Потом вносились изменения и уточнения. В 1796 году город Киржач был обращен в заштатный, вся уездная администрация переведена в город Покров. В период с 1881 по 1917 год в губернии насчитывалось 13 уездов, поделенных на волости.

В ноябре 1917 года в Киржаче власть в свои руки взял городской Совет рабочих депутатов во главе с А.И. Романовым. В начале 1918 года городской Совет рабочих депутатов и Советы пяти соседних с городом волостей инициативным путем создали Киржачский район. В него вошли город Киржач, Лукьянцевская, Финеевская, Филипповская, Коробовщинская, Жердеевская волости. Активисты его требовали выделения района из состава Покровского уезда, управленческую связь поддерживали с властью Александровского уезда

5 января 1921 года постановлением ВЦИК Покровский уезд был ликвидирован, большая часть его вместе с городом Орехово-Зуево отошла к Московской губернии. В том же году был образован Киржачский уезд. На его территории создано 7 волостных исполкомов, 139 сельских Советов. В 1926 году началась новая административная реформа, шли усердные поиски лучшего территориального управления хозяйством. В архивных документах сохранились планы создания "текстильной области" вокруг города Орехово-Зуево или Загорска. Однако решение было принято иное: в 1929 году была создана Ивановская промышленная область, куда в качестве района включен Киржач и окрестные села.

14 августа 1944 года произведена новая административная реформа, в частности образована Владимирская область. В ее состав были переданы 23 района и 7 городов областного подчинения из Ивановской, Нижегородской и Московской областей. В настоящее время территория области составляет 29 тыс. кв. километров, население - около 1,7 млн. человек. В составе области 22 города, в том числе 10 областного подчинения, 19 районов, в том числе в городе Владимире 3. Около 80% владимирцев проживает в городах и поселках городского типа, 20% - в сельской местности.

Площадь Киржачского района, поданным на начало 1999 года, составляет 113500 га (1135 кв. км), население - 48,3 тыс. человек, в том числе в городской местности 75,8%, 24,2% - в деревнях. Сезонное население превышает коренное в 1,5-3 раза. В район входит один поселковый и 10 сельских округов, управляемых местными администрациями: поселок Красный Октябрь, Афанасовский, Зареченский, Горкинский, Илькинский, Кипревский, Песьяновский, Першинский, Новоселовский, Филипповский и Федоровский округа.

Герб города Владимира, на котором изображен лев (гепард) с царским посохом, отражает былое государственное величие города. На старинном гербе Киржача в верхней части изображен герб областного центра, а в нижней на зеленом фоне сова с распростертыми крыльями. Этот герб был утвержден 16 августа 1781 года. В 1996 году районный Совет народных депутатов, рассматривая вопрос о символах города и района, принял решение сохранить в гербе изображение мудрой птицы, посчитав, что киржачанам от века свойственны несуетное спокойствие, выдержка, неторопливое, взвешенное принятие решений

Первое упоминание слова деревня в дошедших до нас письменных памятниках ученые обнаружили в духовных градютах (в завещаниях) князя Московского Ивана (I) Даниловича (по прозвищу Калита). Он был князем Московским с 1325 года, великим князем Владимирским с 1328 года. Умер в 1340 году. Каждый раз, отправляясь в Золотую Орду, поездка куда всегда была сопряжена с угрозой для жизни, князь на всякий случай отдавал последние распоряжения. В одной из его духовных грамот написано:..."Оставляю своему старшему сыну Семену деревню Маковец, Левичин, Склнев, Канев, Гжелю... село Астафьевское, село Оршанское..." Первое упоминание о поселении на реке Киржач также находим в духовной грамоте Ивана Калиты. Датировок на самих грамотах князь не оставил, их установили историки, опираясь на события, упоминаемые в грамотах. Профессор М.М. Щербатов считал, что грамота, в которой упоминается поселение "на Киржаче", написана в 1328 году. Профессор А.В. Экземпляровский, не соглашаясь с этой датировкой, склонялся к тому, что грамота написана в 1332 году.

Авторы сборника "Духовные и договорные грамоты великих и удельных князей XI-XVI вв., проанализировавшие весь комплекс событий, связанных с именем Ивана Калиты, рекомендуют считать датой этой грамоты 1339 год. В этой духовной грамоте Иван Калита завещал сельцо на реке Киржач Александро- Свирскому монастырю... А что семь прикупил сельце Киржачи у Прокофья у игумена, другое Леонтьевское, третье Шараповское, а то даю светому Олександру собе в поминовение...

Внимательный читатель, вероятно, уже обратил внимание, что в цитируемых документах поселения называются по-разному: деревня, село, сельце. Следует заметить, что начиная с грамот Ивана Калиты в последующих документах северо-восточной Руси довольно четко подразделяются поселения на села, деревни, деревеньк пустошь, починок. Эти категории поселений, существенно видоизменившись, сохранились до наших дней. Что же они означают?

"Село" - это одно из древнейших названий поселений у славян.

В Киевской Руси так называли княжеское загородное имение. У украинцев и у белорусов - это вообще селение. Во Владимиро-Суздальской и Московской Руси - это крупное крестьянское поселение с церковью или с помещичьей усадьбой. В годы советской власти - большая деревня, в которой размещался сельсовет.

"Сельцо" ("селечко") - это, как правило, небольшое поселение с барским домом или церковью в центре.

"Селишко" ("селечко") - плохое село, но с церковью

"Селище" - или очень большое поселение с несколькими церквями, или, что чаще, выгоревшая большая деревня с остатками жилья "Починок" - это небольшое поселение в лесу, в котором только еще начинали расчищать заросли под пашню. Когда поселенцы обеспечивали свою семью пахотной землей, они получали право называть свое поселение деревней, хотя в ней могла жить для начала всего одна семья.

Как утверждает профессор С.Б. Веселовский, пустоши и селища возникали в результате гибели деревень. Память о них в народе сохранялась очень долго, и в нашем районе мы по сей день слышим имена исчезнувших деревень в названиях мест, где давно уже растет лес или распахивается поле: Тутолмино, Шувалове, Демидове. Любимиж, Полосино, Барсове и др.

Поскольку есть основания считать Киржач стариннейшим поселением на территории района, с него и начнем рассмотрение основных этапов его развития. Как уже было сказано, первое упоминание о поселении - о сельце "на Киржачи", найдено в духовной грамоте Ивана Калиты, датируемой 1339 годом. Каких-либо конкретных сведений об этом поселении не найдено. Как считал профессор Крайнов, уроженец нашего района, уточнение времени основания города возможно только при тщательных археологических исследованиях "пуповины Киржача" - культурного слоя на Круче, о которых всю жизнь мечтал профессор, но организовать которые так и не удалось. В своих публикациях в районной газете он страстно призывал руководителей местной власти не допускать землеройную технику на Кручу, не проводить там без участия археологов ни прокладку водопровода, ни прокладку канализационных сетей, никакие иные земляные работы. Археологические работы здесь еще ждут своих энтузиастов.

По летописным источникам Троице-Сергиевой лавры известно, что в 1354-1358 годах здесь жил и заложил обитель Сергий Радонежский: он сначала построил скит, колодец на склоне Кручи, затем вместе с монахами церквичку, кельи для монахов, поварню, хлебню и другие хозяйственные постройки. Его дело продолжил преподобный Роман Киржачский, скончавшийся в 1392 году, другие строители, имена которых сохранились в летописях Троице-Сергиевой лавры и приведены в книге И.Ф. Токмакова "Историко-статистическое описание города Киржача".

На XV-XVIII века приходится период расцвета Киржачского монастыря, строительства в нем великолепных храмов, составляющих гордость русского зодчества, высокой каменной ограды, окружающих слободок, проведения шумных ярмарок, привлекавших продавцов и покупателей не только из окрестных деревень, но и из Москвы, Юрьев-Польского, Суздаля, Владимира и Нижнего Новгорода. В писцовых книгах 1627-31 годов в Киржачском монастыре значатся две каменные церкви - Благовещения и Сергия Чудотворца, в "монастыре келья келарская да палатка казенная, да сушило, да ледник каменный, да 8 келий братских, поварня и хлебня каменные, изба и амбар. Вокруг монастыря ограда каменная длиной 100 сажен, а поперек 70 сажен, на святых воротах шатер, верх каменный". Вблизи монастыря расположилась подмонастырская слободка и неподалеку село Селиванова гора, где жили монастырские слуги и ремесленники. В 1656 году знатный боярин Иван Андреевич Милославский построил в монастыре третий каменный храм в честь Всемилостивого Спаса. Внизу этого храма устроена семейная усыпальница рода Милославских.

По переписным книгам 1678 года, владения Киржачского монастыря, кроме подмонастырской слободки и села Селиванова гора, только в Переяславском уезде, куда входил в то время Киржач, состояло из 26 деревень, в которых насчитывалось 354 двора крестьянских и 42 бобыльских. По ревизии 1725 года, за Киржачским монастырем в подушном окладе уже значится 2307 человек мужского пола. Он владел 3256 четвертями пахотной земли, 3840 копнами сена и 296 десятинами леса.

В 1735 году иеромонахи Леонтий Яковлев и Питирим Фоминцев составили первый план монастыря и прилегающих к нему поселений, пашни и лугов.

В этом плане указаны, кроме храмов Благовещенья, Спаса и Сергия Чудотворца, место расположения колодца на Круче, подмонастырская слободка, село Селиванова гора, погост с церковью Николая Чудотворца за болотом, поля монастырские. В 1764 году Киржачский монастырь в связи с учреждением для монастырей штатных расписаний, был упразднен, имущество его передано в Троице-Сергиеву лавру, монахи переехали туда же, частью в другие монастыри. Однако поселение от такого удара не погибло, а продолжало, хоть и медленнее, развиваться как один из торговых центров на древнем Стромынском тракте.

1 сентября 1778 года было наряду с другими образовано Владимирское наместничество в составе 14 уездов, в том числе Киржачского. Административная реформа Екатерины II осуществлялась по принципу: "город - это центр своего окружения", учрежденный "для доставления жителям ближайшего суда и расправы", то есть функции административного управления считались для города приоритетными. Это нашло отражение в последующих указах и распоряжениях, нацеленных на то, что в каждом губернском и уездном городе был парадный центр, наиболее благоустроенные улицы в центральной части города.

Реформаторы стремились к относительно равномерному распределению городов по территории России. К существующим в тот период 232 городам прибавилось еще 165 вновь образованных, в том числе Киржач.

Каждому губернскому и уездному городу предписано было иметь свой герб. В связи с этой реформой села Киржач (подмонастырская слободка) и Селиванова гора были объединены и названы городом Киржач. Герб Киржача высочайше утвержден 16 августа 1781 года. На нем в верхней части изображен герб губернского города (державный гепард с посохом, а в нижней части собственно герб Киржача - сова с распростертыми крыльями на зеленом фоне. Сов в то время в окрестностях города было много, но, по-видимому, авторы герба хотели еще подчеркнуть свойственные местным жителям черты характера: несуетную мудрость, спокойствие и терпеливость. По крайней мере в геральдике сова символизирует спокойствие, терпение и ум.

Однако правом уездного города Киржач пользовался всего 18 лет. В 1796 году он был обращен в заштатный город, администрация переведена в город Покров. "После этого, - отмечает первый историк Киржача И.Ф. Токмаков, - в Киржаче жизнь потекла тихая, мало отличавшаяся от сельской жизни". Однако отличия все-таки были. До устройства Московско-Нижегородского шоссе (знаменитой Владимирки) по Стромынскому тракту, пролегающему через Киржач, и днем, и ночью тянулись к Москве и из Москвы в сторону Владимира и Нижнего Новгорода обозы с разными товарами. В Киржаче устраивались ярмарки, по осени самая многолюдная и длительная - Сергиевская. Содержа постоялые дворы для гостей, строя кузницы и мастерские, где можно было подковать коня, перетянуть ободья на колесах, отремонтировать сбрую, киржачане имели свой доход.

В 1788 году для Киржача, как и для целого ряда старинных городов центральной части России, был разработан и утвержден Екатериной II первый план перспективного развития города. Им вводилась вместо непорядочной застройки во всех русских городах разбивка городской территории на четкую сетку геометрически правильных кварталов, образованных взаимно-перпендикулярным пересечением улиц и постановкой домов по единой красной линии. С введением по указу Екатерины II регулярных планов русские города стали застраиваться по так называемым "образцовым проектам". Было разработано большое количество вариантов и типов жилых домов, рассчитанных на разные слои населе-ния. К первой и второй группам относились дворянские и купеческие особняки, представлявшие собой двух трехэтажные каменные дома. Они предназначались для возведения на центральных улицах и должны были иметь по красной линии не менее 15 сажен длины. В третью категорию были включены преимущественно двухэтажные полукаменные (низ из кирпича, верх - деревянный) дома. Ими рекомендовалось застраивать боковые улицы, примыкающие к центральным. Под четвертым и пятым номерами шли деревянные одноэтажные дома состоятельных мещан. Домами шестой и седьмой категорий рекомендовалось застраивать периферию. В зоне исторической застройки Киржача, несмотря на существенную замену в ней первоначальной застройки, порой бездумной, сохранились многие дома высших категорий. Поэтому Киржач правительственными постановлениями включен в состав 115 российских городов, которые имеют подлежащие государственной охране градостроительные ансамбли и комплексы, природные ландшафты и древний культурный слой. Примерами старинных построек могут служить здания на Советской площади: дом на углу площади и ул. Гагарина, занятый под магазины, дом на углу площади и улицы Советской, занятый начальными классами средней школы № 2, угловые дома по улице Ленинградской и улице Серегина, ранее принадлежавшие братьям-купцам Соловьевым; в наше время занятые военкоматом и организациями администрации, по улице Морозовской - аптека и бывшая контора леспромхоза.

В начале XX века до его второй половины строительство в городе велось без четкого плана, соблюдалась лишь сетка взаимно-перпендикулярных улиц и то, например, в микрорайоне Шелкового комбината, не везде. Старожилы города рассказывают, что в середине 1930-х годов в Киржаче много говорили о новом генеральном плане - социалистическом. По этому плану предполагалось центр города сместить к Пикову Полю. Там для строителей поставили несколько бараков. В 1970-х годах в этих обветшавших бараках временно разместили птицефабрику, постепенно засыпные дощатые бараки были заменены производственными помещениями из бетона и кирпича.

Разработчики "социалистического" плана, по рассказам старожилов, исходили из стремления приблизить жилую зону к быстро развивающимся предприятиям - Шелковому комбинату и заводу "Красный Октябрь", который к этому времени определился как головной завод по производству фар и подфарников быстро растущей автотракторной и мотоциклетной промышленности. Привлекла разработчиков также близость жилого района к железнодорожной станции, и то, что на этом песчаном холме в любую погоду не бывает большой сырости и грязи. По этому плану в поселке шелковиков построены "фубра" (трехэтажный жилой дом с общей кухней на целый этаж), а также ряд деревянных жилых домов.

Такие же двухэтажные дома из бревен были построены для рабочих и служащих на поселке Красный Октябрь. Сзади старых корпусов шелкового комбината построили комплекс кирпичных зданий для пожарного депо и для работников этого депо. Расположение этого комплекса явно показывает, что он предназначался всему городу. По соседству был заложен фундамент для фабрики-кухни, на нем в послевоенные годы построили общежитие для молодых работниц комбината. От этого комплекса в сторону Пикова начали прокладывать дамбу, построили мост через реку Киржач, которые в годы войны использовали для прокладки узкоколейной железной дороги для вывоза из Першино торфа. В годы сталинских репрессий часть инициаторов этого плана подверглась гонениям. Реализация плана затормозилась, война и послевоенная нужда совсем отодвинули его в сторону. Холм, предназначенный для центра города, начали застраивать вспомогательными хозяйственными постройками: базы "Сельхозтехники" и "Сельхозхимии", базы райпо, мастерские и гаражи ремстройучастка, птицефабрика, поле для складирования птичьего помета и приготовления удобрительных компостов и т.д. Случайная, разбросанная застройка сделала невозможным создание на удобном холме центра города.

В связи с тем, что в конце 60-х годов началась реконструкция и расширение ведущих предприятий города, которая должна была поднять промышленное производство в районе в 2-4 раза, был разработан новый генплан развития города. По нему предполагалось в 70-90-е годы построить в городе более 400 тыс. кв. метров комфортабельного жилья. Три четверти нового жилья намечали получить за счет многоэтажных домов - в основном пятиэтажен, частично - девятиэтажных.

Административно-торговый центр намечали развивать на месте исторического центра города. В центральной части города по этому плану построены гостиница с рестораном, квартал пятиэтажен по улице Чехова, больничный комплекс на окраине в сторону Ефремова, средняя школа № 3. Кварталы пятиэтажек построены в микрорайоне Шелкового комбината и на поселке Красный Октябрь. Планировалось связать центр города с поселком шелковиков широкой магистралью, застроенной многоэтажными жилыми зданиями со встроенными торговыми и зрелищными помещениями, со спортивным комплексом возле озера. Реализовано из этой части плана немного, в частности, построен комплекс зданий для военной подготовки молодежи - здания РОСТО. Для обеспечения силуэта

городской застройки авторы плана намечали построить в центре города и по берегу реки девятиэтажные здания. Основную часть нового жилья для шелкови-ков намечали разместить в микрорайоне Селиванова, за счет сноса обветшалого деревянного фонда. Реализацию этого плана начали, но вскоре она стала подвергаться критике за пренебрежение к старине. В 1989 году институт "Владимиргражданпроект" представил новый генплан. Он предусматривал основное развитие города в южном направлении - на слияние поселка шелковиков с поселком Красный Октябрь. Новая многоэтажная застройка в центральной части отложена.

План дополнен программой комплексной реконструкции микрорайонов исторической застройки. Упор рекомендуется сделать не на снос, а на приведение в порядок старинных зданий, обновление их фасадов и приспособление внутренних частей к современным нуждам и запросам.

Так был запрещен снос обветшавшего помещения торговых рядов (Один ряд, стоявший перпендикулярно к сохранившемуся, вернее, к сохранившейся части ряда, был снесен в 50-е годы). План предусматривает приведение в демонстрационный вид комплекса Благовещенского монастыря и всех 73 памятных объектов, которые создают Киржачу облик старинного русского города.

Этот план предлагает пойму реки Киржач, ныне разделяющую город на три части:центр, Селиванове и микрорайон Шелкового комбината, превратить в объединяющую его путем размещения около реки парка культуры и отдыха и комплекса физкультурно-спортивных сооружений. Зону с юга от микрорайона Шелкового комбината предполагалось сохранить для перспективного строительства жилья с включением в нее деревень Бехтереве, Турки. Однако с началом "перестройки" обстоятельства сильно изменились, сложились такие материальные предпосылки, каких никакой долговременный план предусмотреть не мог. В 90-е годы город со всех сторон стал обрастать особняками, при строительстве которых не всегда вспоминали даже о прямолинейности улиц и о красной линии.

Кое-где самозахватом создали коллективные огороды и сады, возвели временные постройки. Все это чревато для будущих поколений киржачан, которые захотят свой город сделать компактным и удобным, дополнительными трудностями.

Если определить основные этапы в развитии города нелегко, то в развитии рабочих поселков и деревень района еще труднее. Можно сказать, что это мало или совершенно не исследованное поле еще ждет своего трудолюбивого пахаря. Первая трудность - определение даты основания поселка или деревни. Приходится пока говорить о первом письменном упоминании почти всех населенных пунктов в районе. Более или менее уверенно пока мы можем назвать лишь год первого упоминания в летописях, духовных грамотах, в окладных книгах и актах ревизий старинных сел и деревень на территории района. Так, в сотной выписи за 1562 год среди вотчин Киржачского монастыря упоминаются деревни Наседкино, Храпково (в дальнейшем - Храпки), Грибанове, Лисицино, Шустове, Костяково (в дальнейшем - Костешево), Бехтерниково (позднее Бехтереве), Турки. В писцовых книгах 1628-30-х годов за стряпчим Иваном Пятовым и за боярином Андреем Миловским числится сельцо Федоровское - частью этого села великий князь Василий Иванович пожаловал Андрея Миловского "за московское осадное сидение". Первое упоминание о деревне Желдыбинской относится к 1439 году. Так же названа она в грамотах 1456 и 1492 годов, а в 1530 году уже селом Желдыбином. В старинных актах село Слободка известно под названием Слободки Тутолминой. Это сельцо было вотчиной Михаила и Захара Тутолминых. В грамоте Ива-на IV (Грозного) за 1546 год значатся сельцом Бельцы, деревнями Бабурине и Арефино. Село Ильинское в писцовых книгах за 1628 год записано за стольником князем Михаилом Петровичем Пронским, в 1639 году оно перешло во владение княгини Овдотьи, а в 1673 году стало вотчиной боярина князя Якова Никитича Одоевского.

В сотных выписях как принадлежавшие Киржачскому монастырю с 1562 по 1764 год записаны деревни Тельвяково, Окулово (позднее Акулово). Село Смольнево, по-видимому, возникло как усадьба Ива-на Борисовича Лодыгина, который в 1628 году продал ее Василию Федоровичу Шишкину.

В 1715 году местным вотчинником Семеном Андреевичем Салтыковым построена здесь деревянная церковь. В дальнейшем графы Салтыковы усадьбу развивали и благоустраивали, создали здесь на берегу реки Большой Киржач прекрасный парк с прудами, который в наши дни слился с дикой природой. Он объявлен памятником природы. В имении своей сестры отбывали ссылку известные декабристы Петр и Павел Колошины.

О селе Филипповском известно, что оно старинное. Великий князь Василий Дмитриевич (сын Дмитрия Донского - 1371-1425) отдал село Чудову монастырю и до 1764 года оно оставалось в его владении.

Обстоятельного рассказа, а сначала исследования, заслуживает история поселка Красный Октябрь, развитие которого связано с заводом, основанным на пустынном берегу реки Киржач в 1856 году.

В 1911 году фабрикант А.А. Ганшин, в юности друживший с В.И.Лениным и помогавший ему в печатании революционной литературы, построил ткацкую фабрику, около которой сложился поселок Горка.

В предвоенные годы в связи со стремлением Шелкового комбината обеспечить свои котельные торфом, вырос поселок Першино.

Говоря о развитии сельских поселений, нельзя не отметить ряд характерных явлений для всех или для большинства из них в разные исторические периоды. Так, в XVIII-XIX веках развитие деревень в крае определялось доходностью ремесла, на котором специализировались мастеровые крестьяне: шютничеством, столярным ремеслом, шелкоткачеством, выработкой медно-латунной посуды и утвари, колесным, гончарным, валяльным и другими, но не сельским хозяйством непосредственно. Судя по архивным документам и по воспоминаниям старожилов, период самого бурного строительства и благоустройства в деревнях края приходится на 1920-е годы, когда семьям, выходцы из которых служили в Красной Армии, и беднякам дали возможность строить новые избы и хозяйственные постройки, предоставляли лес за мизерную плату, а некоторым и бесплатно. Работали, рассказывал дед, так, что рубахи не просыхали. Архивные документы подтверждают, что в этот период быстро шел процесс сокращения бедняцких хозяйств, бескоровных и безлошадных, увеличивалось количество справных середняков и зажиточных крестьян. С началом индустриализации и коллективизации началось оскудение местных деревень: многочисленные отходники, до этого периода не порывавшие связей с родными деревнями, задавленные непосильными налогами, начали переходить на постоянную работу в городах. Многие перевозили но-вые свои избы в рабочие поселки и в ближние города. Так целые кварталы из деревенских добротных изб появились в Киржаче, в Карабанове, в Кольчугине, Павлово-Посаде, в Электростали, в Орехове-Зуеве и других быстро растущих промышленных центрах. Великая Отечественная война обезлюдила наши деревни еще больше. В каждой, даже очень маленькой, деревне на самом почетном месте стоит обелиск в память о великих жертвах народа ради Отечества - на них бесконечный ряд фамилий и имен тех, кто мог бы дать продолжение деревенским родам, составить гордость и славу их. Но они отдали свои жизни за свободу и независимость своей и нашей Родины.

Непосильное налоговое бремя, отсутствие элементарных условий для жизни в послевоенной деревне завершили процесс ее оскудения. За период 1930-60 годов в районе исчезло с лица земли около ста деревень, во многих не осталось ни одного трудоспособного жителя.

Программа возрождения и развития Нечерноземья была принята слишком поздно. Тем не менее реализация этой программы, хотя и проводилась она непоследовательно, некоторые положительные сдвиги дала. Развитие получили в районе 10 опорных центров деревенских округов, такие, как Новоселово, Песьяне, Филипповское, Афанасово, Илькино, Кипрево, Федоровское, Ельцы, Ефремове, Заречье. Для каждого из этих сел был разработан план развития на 10-20 лет, в каждом предусматривалось создание производственной и жилищно-бытовых зон, микроструктур обслуживания населения: средних школ, медпунктов, торговых центров, кафе-столовых, Дома культуры, спортивного ядра, комплексного приемного пункта бытового обслуживания, банно-прачечного комбината. Начаты и частично выполнены работы в этих селах по строительству водопроводно-канализационных сетей, централизованному теплоснабжению. Большой объем работ выполнен в 60-80-е годы по строительству дорог с твердым покрытием, которые соединили центральные усадьбы хозяйств с райцентром, начата прокладка сети дорог внутри сельских советов (округов). Все эти меры оживили некоторую часть наших деревень, однако вернуть их к полнокровной жизни не смогли.

На смену захиревшим деревням стихийно пришли не виданные ранее в крае сезонные поселения: коллективные сады и дачные деревни. По данным службы землеустройства, на начало 1999 года в районе крохотные участки земли с летними постройками имеют примерно 19 тысяч человек. Некоторые деревни полностью превратились в дачные поселения и разрослись до фантастических размеров. Каково будущее у этих поселений, сказать трудно.

Перечислить все сельские поселения, тем более раскрыть этапы развития каждого из них, в кратком обзоре не предоставляется возможным. Но опыт трудолюбивых краеведов убеждает, что при желании и многолетнем упорном поиске, можно собрать очень интересные данные из истории каждого населенного пункта. Так, увлекшись краеведением, гвардии полковник А.И. Басурин по крупицам многие годы собирал в архивах и в исторической библиотеке Москвы данные о своей родной деревне Тельвяково и оставил о ней большую рукописную книгу. Бывший дипломатический работник В.В. Конахин собрал рукописную книгу о своих односельчанах, уроженцах деревни Илейкино, которые участвовали в Великой Отечественной войне. Богатый краеведческий материал по истории своего села собрали под руководством С.А. Межуевой юные краеведы Кипрева, создавшие в школе прекрасный музей. Плодотворно ведут краеведческие исследования под руководством учителей-энтузиастов ребята Филипповской, Елецкой, Горкинской, Афанасовской, Першинской и других школ

Большое влияние на формирование государственного и общественного строя России, на складывание обычаев, тради-ий, всей культуры и национального характера оказало христианство. Поскольку христианские проповеди способствовали упрочению княжеской власти, князья, начиная с Владимира Крестителя, всеми мерами поддерживали православных миссионеров, не останавливаясь и перед применением насилия против языческой стихии. Со временем православная церковь пустила глубокие корни в русскую почву. Этому во многом способствовали монастыри, которые проникали в самые глухие уголки Руси. Особенно много их возникло вокруг Москвы в XIV веке - в период жизни и деятельности Сергия Радонежского. Сам Сергий с детства был воодушевлен идеей любви к ближнему, он служил братии "аки раб": рубил кельи и церквички, заготавливал дрова, носил воду, пек для всех хлеб. Вместе с братией, подавая пример другим монахам, он вел праведную - нищенскую, аскетическую жизнь. Он ввел сначала в Троицком, затем в Киржачском монастыре киновийный (по-гречески), коммунистический (по латыне) устав. Этим уставом устранялась разница между богатыми и бедными монахами, изживалось стяжательство, жадность, своекорыстие. Каждый был обязан работать на всех в полную меру своих сил и возможностей, не требовать для себя, несмотря ни на какие заслуги, никаких привилегий, наравне со всеми обслуживать братию, больных и обессиливших, которые обращались в братию за помощью. В обителях-коммунах все имущество было общим, члены общины проводили жизнь в непрестанном труде, питались плодами рук своих, исповедуя принципы любви и братства к ближнему. Такой порядок отвечал вековечной мечте людей труда о праведном житии в соответствии с представлением о справедливом царстве Божием. Праведная жизнь Сергия и его учеников, при которой личные интересы приносились в жертву богоугодному делу, общему благу, когда даже сама жизнь могла быть отдана на благо общему, оставила не просто глубокий, неизгладимый след в душе народа и отразилась в его поведении в последующие эпохи.

Главным стало то, что Сергий и его ученики воспитывали князей и воинов, и простых крестьян в стремлении преодолеть разрушительную для Руси "распрю", в желании, поступаясь личными интересами, объединить силы, чтобы сбросить ненавистное татаро-монгольское иго. Поэтому патриоты в периоды "смуты и разорения", которые грозили России гибелью, всегда обращались к заветам Сергия. Так было в период польско-литовского нашествия в 1612 году, так было в период нашествия Наполеона в 1812 году, так было в период Великой Отечественной войны 1941-1945 годов. И современные российские философы и политики в поисках выхода из нынешнего разорения и унижения страны и народа, обращаются к животворным идеям Сергия.

Многие из них приходят к выводу, что преподобным заложен краеугольный камень в фундамент русской национальной идеи: жить по совести и справедливости. Развивая эту идею, опираясь на нее, можно вывести Россию из тупика, дать ей такую устремленность, которая в короткий срок выведет ее в число передовых государств.

Судя по исследованиям историков и записям в монастырских книгах, основная масса церквей на Руси до XVIII века была деревянной. В период XI-XIII веков каменные церкви строились только в столицах и в некоторых городах - в Ростове Великом (Ярославском), в Суздале, Юрьев-Польском, во Владимире, в Москве, в Троице-Сергиевой лавре. Из этих творений древних строителей сложился своеобразный русский стиль белокаменных храмов. Шедевры духовного взлета и мастерства древнерусских строителей до сих пор восхищают и соотечественников, и гостей из-за рубежа.

Самыми древними культовыми постройками в нашем районе, судя по сохранившимся архивным документам, следует признать строения Киржачского Благовещенского монастыря, заложенного Сергием Радонежским в 1354-1358 годах. В Житии святого говорится, что он построил вместе с братией деревянную церковь в честь Богородицы Благовещенскую. Дело, начатое Сергием, продолжили его ученики и последователи. В летописи за 1564 год в Киржачском монастыре числится каменный храм, по архитектурному стилю сходный с Троицким собором в Троице-Сергиевой лавре. Этот храм и по сей день восхищает поэтической стройностью, находясь в центре монастырского комплекса.

В писцовых книгах за 1627-31 годы записаны уже два каменных храма, в том числе Сергия Чудотворца с трапезой. В 1656 году рядом был построен храм Спаса, который служил знатному роду бояр Милославских усыпальницей. В 1764 году Благовещенский монастырь был упразднен и все его церкви переданы в приход. По храмам, сохранившимся в Киржачском монастыре, можно, как по наглядным пособиям, изучать азбуку древнерусской архитектуры. Характерными для древнерусского зодчества XIV-XVII веков элементами обладают Благовещенский собор и храм Спаса. Так, Благовещенский собор Киржачского монастыря во многом схож с Троицким собором в Троице-Сергиевой лавре, много общего имеет с древними храмами в Суздале, Юрьев-Польском, Владимире, в Московском Кремле. В его архитектуре легко определить такие характерные для древнерусских храмов элементы, как подошва храма (в Киржаче - не просто основание, а подклеть, которая является первым этажом; она значительно больше четверика храма, свободная площадь выполняет роль площадки-гульбища, оригинально соединена с площадкой-гульбищем сосед него храма. Это соединение выполнено весьма соразмерно и искусно, создает высокохудожественное, уникальное сооружение). Высокие полукруглые стены украшены в большинстве подобных храмов аракатурно-колончатым поясом и входами -порталами. В киржачских храмах входы-порталы выполнены торжественно и изящно. Окна - щелевидные. Стены завершаются полудужьями и украшены закомарами-кокошниками. На них поставлена цилиндрическая "шея" - барабан, над которым высится шлемовидная глава с крестом.

У соседнего храма Спаса на строгом четверике построено шатровое, весьма распространенное в Древней Руси завершение под коло-колы.

Глава - луковичная. Все выполнено с поэтической пропорциональностью и изяществом. В прошлые века монастырский комплекс выглядел иначе, чем его остатки в наши дни. В краткой истории упраздненного Благовещенского монастыря, опубликованной в 1880 году, говорится, что весь монастырь обнесен каменной оградой, длина которой составляет 237 сажень (сажень равна примерно 213 см), а включая сюда восточные и западные ворота, занимаемые по линии ограды училищем и церковным домом 274 сажени. "Всей земли внутри ограды - одна десятина и 1000 кв. сажень". За оградой, с северной стороны, имеется каменная, покрытая железом с крестом над куполом часовня. Часовня устроена над колодцем. Колодец в ней в самой середине часовни - сруб его с наружных сторон окован медью, по восточной стороне внутри часовни установлены в иконостасе иконы".

В 1864-1869 годах купцы-фабриканты Александр и Петр Соловьевы воздвигли в память о своих родителях великолепный храм в честь Всех Святых с высокой колокольней. В период с 1920 по 1990 годы богослужение во всех храмах бывшего монастыря не велось. Всехсвятскую церковь приспособили под пекарню, остальные пустующие храмы частично использовали как склады или хозяйственные лавки. В конце 20-х годов был разрушен требовавший ремонта храм Сергия Чудотворца. На его месте в 1996 году установлен памятный крест.

Находясь в полубесхозном состоянии, все строения бывшего монастыря пообветшали, начали разрушаться. По настоянию местных активистов общества охраны памятников истории и культуры в 50-е, 60-е, затем в 70-е годы предпринимались попытки провести ремонт уникальных сооружений, хотя бы с целью их консервации. Так, в начале 50-х годов была восстановлена почти полностью разрушенная временем каменная ограда, какая некогда окружала весь монастырский комплекс. Правда, сил и средств хватило на восстановление только небольшой частицы ограды - от здания средней школы № 2 до надвратной церкви. В 60-70-е годы владимирские реставраторы предотвратили обвал стены у Благовещенского собора, северо-восточная часть которого из-за просадки фундамента дала глубокие трещины. Крайне необходимые для сохранения от саморазрушения реставрационные работы выполнены были также на храме Спаса и по расчистке осыпавшейся площадки-гульбища, соединяющей два храма. С передачей этих двух храмов, а затем и всего монастырского комплекса в пользование вновь созданного на его базе женского монастыря, охрана и поддержание всех сооружений комплекса стали надежней. Началась системная их реставрация и возвращение к богослужению. Сестрам монастыря в их старании возродить и дать новую жизнь обители помогают трудовые коллективы, отдельные предприниматели, жители города.

По народным преданиям, записанным краеведом А.И. Басуриным, важную роль в истории нашего края сыграло местечко Кумош. Здесь в далекой древности стояла часовня и при ней двор монастырский, здесь, по-видимому, содержали какое-то время телят, перегоняемых из дальних деревень в Троице-Сергиеву лавру. Неподалеку расположена на тракте деревня Тельвяково ("телячий вяк"). В этом местечке во времена татаро-монгольского ига, согласно легенде, записанной А.И. Басуриным, изготовляли любимый напиток сборщиков дани - кумыс. Этим и объясняется название местечка - Кумош. По одному из преданий, на Кумош наведывался Сергий Радонежский. По сохранившимся архивным данным, впервые церковь здесь построена в 1771 году - деревянная. В 1813 году на средства прихожан Тельвяково и Окулово (в наше время называется Акулово) построен храм из кирпича. В послереволюционный период он длительное время пустовал, разрушен в 1958 году. В 1996 году на месте храма установлен памятный крест.

Среди сохранившихся на территории района сельских храмов одним из самых древних следует признать церковь Покрова Святой Богородицы в селе Ельцы. Она построена в основном на средства московского купца Пантелея Федотова в 1748 году. Построена эта каменная церковь на месте деревянной, которая отмечена в патриаршей книге еще в 1628 году. В последние годы колхоз и жители старинного села приложили немало усилий, чтобы обезопасить храм от саморазрушения и возобновить в нем богослужение.

Архитекторы и искусствоведы считают интересными примерами архитектуры классицизма церкви в с. Ильинском и на Андреевском погосте. Георгиевская церковь в селе Ильинском построена в 1810-1823 годах. Это действующий храм, где служба приостанавливалась на очень короткий период перед Великой Отечественной войной, в нем сохранились старинные иконы, драгоценные потиры, Евангелия в серебряных с позолотой окладах, рамы и иконостасы аргуновской работы. Андреевская церковь построена в 1825 году на месте ранее действовавшей здесь деревянной. Длительное время церковь Андрея Первозванного пустовала или использовалась как склад. С построением мемориала на месте гибели Ю.А. Гагарина и B.C. Серегина, территория охранной зоны которого примыкает к кладбищу, церковь восстановили, привели в порядок ее внешний вид.

Неподалеку от деревни Федоровское находится Борисо-Глебский погост с каменной церковью, которую на месте обветшавшей деревянной заложили в 1810 году, освятили по завершению стройки в 1828 году. В 1848 году храм частично перестоен. В 1990-е годы длительное время пустовавший храм восстановлен, в нем возобновлено богослужение.

На средства прихожан в 1887 году в Зареченском приходе построена церковь с тремя престолами. В советское время пустовала или использовалась как склад. В настоящее время восстанавливается на средства прихожан. Также на средства прихожан в прошлом веке вместо сгоревшей деревянной построена церковь в селе Знаменское ("Семково тож"). До настоящего времени бесхозная.

В селе Смольнево первая церковь - деревянная - построена вотчинником Иваном Лодыгиным (упоминается в писцовых книгах за 1628 год). Затем новую, тоже деревянную, построил вотчинник Семен Андреевич Салтыков. В 1736 году граф Владимир Семеновиче Салтыков вместо деревянной начал строить каменную. Его сын Сергей Владимирович расширил храм, построил две восьмигранные башни, на одной из них установил часы "немецкого хода". При нем храм стал двухэтажным, с открытой галереей вокруг. В 1883 году галерею заложили стеной с 36 окнами. Архитекторы относят церковь к раннему барокко, выполненному с исключительно высоким вкусом - храм словно вписан в окружающую природу. Знаменито место тем, что здесь, в имении своей сестры, отбывали ссылку братья-декабристы Колошины. Длительное время храм оставался бесхозным, сильно разрушился и продолжает осыпаться.

Просторный храм натри престола вместо ранее здесь действовавшей деревянной церкви был отстроен в 1821 году в селе Филипповском. Длительное время пустовал, использовался под колхозный склад, в 90-е годы в основном восстановлен, в нем проводятся богослужения.

В селе Паньково каменная церковь построена в 1831 году на месте обветшавшей деревянной. В настоящее время продолжает оставаться в бесхозном состоянии.

Никольская церковь в селе Селиванова гора (вторая половина города) упоминается уже в первой половине XV века. Ныне действующая построена в 1837 году. Длительное время использовалась под механические мастерские. Восстанавливается на средства прихожан, с помощью ряда трудовых коллективов. В частности, вертолетчики Киржачского филиала института парашютостроения установили на колокольню собранный на земле купол с крестом. В храме продолжаются реставрационные работы, ведется богослужение.

Сохранились в районе несколько часовен. Отреставрирована и действует каменная часовня в деревне Тельвяково, о которой в описи за 1897 год сказано, что дата ее построения неизвестна.

Более века действовала деревянная часовня в деревне Никифорове, в настоящее время на средства прихожан на ее месте возводится новая.

Часовни-столпы, установленные в XIX веке, сохраняются и поддерживаются силами жителей в деревнях Петряево, Старово, Ефремове.

В селе Хмелеве сохранился памятный камень в честь основателей женского монастыря (1903 год).

По сведениям, содержащимся в книге "Историко-статистическое описание церквей и приходов Владимирской епархии", вся губерния к середине XIX века была разделена на благочинные округа; все села, деревни и деревеньки распределены по приходам. На территории, сегодня занимаемой Киржачским районом, действовало 16 приходов, в каждом, как правило, по одной церкви. В некоторых удаленных от церкви деревнях действовали часовни. Все эти церкви, часовни построены на средства прихожан.

Священные книги в серебряных с позолотой окладах, драгоценные иконы и росписи стен, многопудовые звучные колокола - все это также приобреталось на средства прихожан, собираемые десятилетиями по копеечке. Были случаи, что богатые прихожане на строительство храма, на его украшение или на серебро и медь для колокола жертвовали большую часть доставшегося им по наследству состояния. Все это говорит о том, что культовые сооружения в прошлые века были не только духовным, но и ведущим материальным богатством края.

Любознательному молодому человеку большой интерес может представить история развития христианства в крае, его динамика. Она не прямолинейна, часто противоречива, ее можно сравнить с течением реки: неодолимо текущий поток прокладывает себе путь среди разных пород, поэтому течет на прямо, а в извилистом русле. Вводя христианство в языческую Русь, Владимир Креститель и его наследники явно стремились объединить разрозненные племена, с помощью христианства укрепить авторитет княжеской власти. В XIV веке Сергий Радонежский и его сподвижники, строя в дремучих лесах Северо-восточной Руси обители-коммуны, превыше всего ставили праведное житие в нищенском равенстве и братском единомыслии.

Примером своей праведной жизни они заложили в душу народа, как добротное зерно в созревшую почву, презрение к стяжательству, карьеризму, к низменному потребительству. Проросшее в душе русского крестьянина чувство общности, которое заставляло, если кто-то в деревне попал в беду, помогать всем миром, для спасения Отечества жертвовать последним, не жалеть даже жизни, российские революционеры, начиная с декабристов и кончая анархистом Бакуниным, особенно народники, принимали за врожденную социалистичность русских крестьян. Однако жизнь сложнее любой теории. Зародившись в ни-щете и киновийном братстве, Троицкий монастырь со временем превратился в богатейшего в России феодала, получавшего налоги с десятков тысяч крестьян. По выражению известного православного философа Павла Флоренского, Троице-Сергиева лавра стала и казначеем, и меценатом великих князей и царей. Дочерний по отношению к Троице-Сергиевому Киржачский монастырь, где впервые в полном объеме Сергий ввел киновийный устав, тоже зачатый в нищете и братстве, со временем получил от великих князей и царей немалые пожертвования. Так, в 1725 году за Киржачским монастырем значилось в подушном окладе 2307 человек мужского пола.

Представители господствовавших классов и слоев населения, усиливая давление на остальных, искали духовной поддержки у церкви, щедро жертвуя ей часть своего богатства. Так в Киржаче самый богатый фабрикант А.А. Соловьев вместе со своим братом Петром построил "над могилой" своих родителей роскошную Всехсвятскую церковь, богато оснастив ее церковной утварью, с помощью высококвалифицированных художников великолепно расписав ее стены и своды. В этом храме в честь братьев-жертвователей средств были установлены иконы святого князя Александра Невского и первосвятителя Петра. На средства А.А. Соловьева были также построены церкви кладбищенская и в учительской семинарии (не сохранились).

Когда в ходе социалистической революции и гражданской войны рабочие и крестьяне свергли господствующий классы и попробовали устроить свою жизнь по коммунистическим принципам, многие церковные деятели активно встали на сторону свергнутых господ. В ответ новый режим стал испытывать неприязнь ко всему духовенству, затем перешел к гонениям в отношении его представителей, к закрытию и разрушению храмов. Уместно здесь обратить внимание и на то, что "власть трудящихся", провозгласившая своей главной целью построение "царства труда и братства", коммунистического общежития, довольно быстро в практической деятельности отошла от основных целей. Вместо общества справедливости построили общество номенклатурного, бюрократического социализма, вместо свободы и братства главенствующими стали диктат "комиссаров" и вседозволенность руководителей ГУЛАГа.

Между церковью, отделенной от государства и формально свободной, а фактически загнанной в полуподполье, и правящей элитой снова разверзлась пропасть. Церковь тихим голосом звала свою паству к терпению, к несуетному деланию во славу Божию и на благо Отечества, к сохранению православных обычаев и традиций. Правящий "коммунистический" режим - под барабанный бой создавал "общество безбожников", громогласно призывал к изживанию "религиозных предрассудков", к вытеснению православных традиций и обычаев как "пережитков проклятого прошлого". Эта "распря" нанесла народу колоссальный моральный ущерб.

Когда же случилась всенародная беда - нашествие гитлеровской Германии, которое смертельную угрозу несло не только Советской власти, но и российской государственности, русскому и другим народам страны, общие интересы заставили руководителей коммунистов найти общий язык с церковью, сообща поднимать народ на священную войну. В годы отечественной войны с фашизмом в России вновь открылись и возобновили богослужение сотни православных храмов, в том числе в нашем районе в Заболотье и в селе Ильинском.

Снова для русского и других народов России реальной стала, как и в период татаро-монгольского ига, как в годы фашистского нашествия, смертельная угроза. Проанализировав причины поражения своих предшественников, восприняв горькие уроки истории, нынешние коммунисты не только свернули атеистическую пропаганду, они по глобальным проблемам ищут взаимоподдержки у православной церкви. Они активно поддерживают борьбу церкви за духовное объединение народа на основе борьбы за справедливость, против сатанизма, культа наживы за счет ближних, против разжигания в среде молодежи морали вседозволенности и низменных инстинктов. Ведущим становится то, что православная церковь всем ходом своего развития подготовлена отстаивать укрепление российской государственности, самобытность национального строя страны, в которой ведущий народ никогда не прибегал в отношениях с другими народами к методам физического и морального их порабощения. На общем стремлении жить по совести, по справедливости постепенно тает накопленная десятилетиями враждебность между православными и прокоммунистически настроенными людьми.
Такое сближение убедительно продемонстрировано в ходе торжеств в ноябре 1997 года по поводу обретения мощей русского святого Романа Киржачского, в которых приняли участие как верующие, так и атеисты, и к которым с патриотическими призывами обратились архиепископ Владимиро-Суздальский Евлогий и патриарх Московский и всея Руси Алексий II. В частности, Алексий II сказал: "За тысячелетнюю историю нашего государства церковь всегда - и в радостях, и в испытаниях - была со своим народом. И в нынешний нелегкий период она много делает, чтобы вернуть нравственные основы... Но мы сталкиваемся и с попытками разложить наш народ. С экранов телевизоров усиленно ведется пропаганда насилия и жестокости...

Не за горами XXI век - и дай Бог, чтобы он был более благоприятным для Отечества и народа земли нашей. От вклада каждого зависит будущее народа. Желаю милости и благословения Божьего. Пусть даст Он силы, терпения, веры в то, что будущее России должно быть светлым и Благословенным. Да поможет нам Господь Бог пройти через трудности и испытания, приобрести веру, что Отечество наше будет сильным, могущественным. У России должно быть светлое будущее".

Вo многих литературных источниках основателем города Киржач называют одного из самых почитаемых на Руси святых - Сергия Радонежского. При этом легенды, передаваемые из уст в уста уже более шести столетий, ярко и красочно описывают это событие. Одна из легенд "киржачского периода" жизни преподобного Сергия Радонежского повествует, что, покинув Троицкий монастырь, основанный им, из-за нежелания вступать в мелочную борьбу за власть со старшим братом Стефаном, Сергий отправился глухими лесами за полсотню верст к своему другу в Махру (примерно в 10 верстах от Александровской слободы), к настоятелю местного монастыря. Поделившись с ним своими горестями, Сергий попросил дать ему сопровождающего, чтобы найти под-ходящее пустынное место для закладки нового монастыря. Проводник вывел Сергия к реке Киржач в том месте, где на излучине противоположный берег круто вздымается над поймой. Полюбовавшись на перекате перед омутом серебристой рыбой, которой, как говорится в легенде, кишела река, путники перешли реку вброд, поднялись на кручу и тут заметили почти на вершине родничок с очень чистой водой. Сергий напился с удовольствием воды из него, огляделся окрест. Вокруг, насколько хватало глаз, - леса, тающие у горизонта в голубой дымке. Сверкающей змейкой среди лесов и заливных лугов извивается река. Рядом -вековые сосны упираются вершинами в голубое небо. Около золотистых могучих стволов деловито жужжит пчелиный рой. Огляделся еще раз Сергий, и душа его наполнилась покоем и светлой радостью, и он, помолясь Богу, воскликнул: "Вот то божественное место, какое я давно искал!" И тут же принялся за дело: начал строить скит, родничок заключил в колодец.

Монахи Троицкого монастыря, обнаружив исчезновение своего наставника, кинулись его разыскивать, и вскоре, выйдя на Стефана Махрищского, нашли, стали по-двое, по-трое переходить к нему. Как пишет летописец, в 1358 году Сергий вместе с переселившимися к нему монахами построил здесь деревянную церквицу, дав начало Киржачскому Благовещенскому мужскому монастырю, и тем самым заложил начало будущего города. Правда, летописец глухо упоминает, что строить новый монастырь монахам помогали жители окрестных мест. Были ли здесь неподалеку поселения, жизнеописатель не разъясняет.

На киржачской Круче, судя по легенде, Сергий жил и строил около четырех лет. Затем по повелению митрополита Алексия, оставив за себя сведущего в строительстве монаха Романа, вернулся в Троицкий монастырь. К киржачскому монастырю он до конца своей жизни относился, как к любимому своему детищу и никогда связь с ним не прерывал. Все распоряжения митрополита, все царские грамоты, касающиеся Киржачского монастыря, поступали в Троицкий мо-настырь и оттуда препровождались в Киржачский. Просуществовал монастырь до 1764 года, когда при пересмотре монастырских штатов, Киржачский монастырь был приписан к Троице-Сергиевой лавре, братия частью переведена в Троицкий монастырь, частью в другие монастыри. Церкви обращены в приходские. Косвенным подтверждением даты основания монастыря может служить надпись под сводами въездной церкви, сохранявшаяся до начала XX века: "Киржачский Благовещенский монастырь основан в XIV веке от 1354 до 1358 года. Преп. Сергий, игумен Свято-Троицкого монастыря, по благословению митрополита Алексия Московского чудотворца; по основании сего возвратился в свято-Троицкий монастырь, по увещеванию и умолению двух архимандритов, посланных святителем Алексием, вместо же себя оставил в Киржачском монастыре настоятелем ученика своего преподобного истмонаха Романа, которого мощи здесь находятся под спудом".

"Среди бедствий от пожаров, неприятельских нашествий и междоусобных смут, - пишет первый составитель труда по истории Киржача И.Ф. Токмаков, - исчезли многие сведения о настоятелях Киржачской обители". Тем не менее в собрании актов и рукописей Троице-Сергиевой лавры сохранились имена некоторых игуменов и строителей. Из них видно, что ученик и сподвижник Сергий Роман скончался 29 июня 1392 года и был похоронен в Киржачском монастыре. Он, как и Сергий, причислен к русским святым под именем Роман Киржачский. Сестры созданного в Киржаче в 1990-е годы Благовещенского женского монастыря отыскали могилу Романа Киржачского. В 1997 году были организованы торжественные мероприятия по поводу обретения мощей русского святого Романа Киржачского. В них принял участие патриарх Московский и Всея Руси Алексий II.

Среди наиболее выдающихся строителей Киржачского монастыря в архивных документах упоминаются Сильвестр, Андроник (1492 г.), Иона Лопотуха (1519 г.), Арефа (1531 г.), Никандр и Вассиан (1544 г.), Пантелеймон (1557 г.) и другие.

Для каждого, кто стремится понять историю родного народа, интересен ответ на вопрос, почему уже много веков, не угасая, наоборот, разгораясь все ярче и ярче, сохраняется в памяти народной, в философских, поэтических, живописных и скульптурных образах великий старец? Кем был Сергий? Почему так ярки и не выцветают под палящими лучами времени легенды о нем? Почему, наконец, его имя так часто вспоминают политики в наше угрюмое время?

О Сергии написано очень много. Однако все исследования, посвященные ему, многие из которых покоряют всепроницающей глубиной мысли и поэтичностью, в основе своей имеют Житие пресвятого Сергия Радонежского, написанное его учеником Епифанием Премудрым, затем отредактированное сербским монахом Пахомием Логофетом. Известно, что инок Епифаний 20 лет после кончины преподобного собирал материалы к житию Сергия, занося услышанные рас-сказы в свитки и тетради. Через четверть века написанное Епифанием Житие, как считали тогда читавшие его, чрезмерно цветисто, по-пало в руки заезжего сербского монаха Пахомия Логофета, которого братия упросила поправить текст. Пахомий освободил описание Епифания от "чрезмерного плетения словес", отдельные его части переписал по-своему. Правку продолжили другие переписчики, сам подлинник был утрачен. В итоге, как утверждает исследователь В.В. Колесов, из семи сохранившихся редакций Жития нет ни одной, в точности воспроизводящей текст Епифания или Пахомия.

Самым полным считается текст, изданный в сборнике "Памятники древней письменности и искусства" (С-Петербург, 1885 г.). Из этого первоисточника мы можем почерпнуть о жизни Сергия весьма скудные, тем не менее, как считают ученые, весьма достоверные данные. Так бесспорно, что до пострижения в монахи преподобный носил имя Варфоломей. Родился он в семье знатного ростовского боярина, который в конце жизни вместе с женой принял монашество и похоронен под именем Кирилл (мать Сергия похоронена в том же Хотьковском монастыре под именем Мария). Фамилия и светские имена родителей Сергия неизвестны.

Жизнеописатель сообщает, что еще до рождения было возвещено, что младенец станет угодником Божиим: во время церковной службы он в утробе матери начал громко "верещать". Родился Сергий не в самом Ростове, а в усадьбе отца, находившейся, по-видимому, не близко от Ростова. Год его рождения достоверным образом неизвестен, по предположению, 1314. При крещении был наречен Варфоломеем - в честь одного из 12 апостолов. Отданный в обучение грамоте вместе со старшим братом Стефаном и младшим Петром, Варфоломей испытал первую большую трудность. Братьям учеба давалась легко, а Варфоломей никак не мог одолеть премудрость грамоты, над ним стали насмехаться и измываться. Он горько переживал свое невезение. Однажды, будучи послан в поле искать лошадь, Варфоломей увидел ангеловидного старца, который молился. Мальчик приблизился к нему и стал ждать, когда тот кончит молиться. По окончании молитвы старец, мягко поговорив с мальчиком, дал тихому отроку сосуд, как бы просфору, повелев вкусить от нее и пообещав, что вместе с этим будет ему дан разум к учению.

Эта легенда из Жития нашла превосходное воплощение в знаменитой картине великого русского художника М.В. Не-стерова "Явление отроку Варфоломею". В этой картине Нестеров достиг эмоциональной слитности пейзажа с настроением человека. Судя по многочисленным этюдам и эскизам, Нестеров придавал первосте-пенное значение пейзажу. На картине тонкая фигура Варфоломея, помещенная почти в центре, кажется органической частью природы - трепетных деревьев, зеленых перелесков, чисто русского пейзажа с деревянной церковкой, деревянными крышами, елочками и извилистой реч-кой. Мальчик полон недетской печальной внимательности, тихого душевного ожидания. Этот мотив пронизывает и пейзаж, в нем нет ярких красок - нежные тона ранней осени окрашивают бледным золотым цветом всю картину.

Когда Варфоломею было около 15 лет, родители его, по-видимому, разоренные татарскими или великокняжескими поборами, были вынуждены переселиться в городок Радонеж (в 54 км от Москвы в сторону Ростова Ярославского, в 10 км от нынешней Троице-Сергиевой лавры).

Жил Варфоломей в строгости и в 20 лет решился посвятить себя служению Богу. Братья его уже обзавелись семьями, поэтому родители просили его обождать до их смерти с монашеством. Последние дни они провели в Хотьковском монастыре при внимательном уходе среднего сына. Похоронив родителей, Варфоломей отдал скудное наследство младшему брату Петру, начал монашенствовать, удалясь от мира и в духовном, и в физическом плане. Он первым в Северной Руси возобновил подвижничество по примеру древних греческих и египетских монахов. Он уговорил старшего брата, который к тому времени овдовел, поселиться в безлюдном месте (в пустыне). Братья долго бро-дили в дремучем лесу, остановились там, где теперь Троице-Сергиева лавра, точнее, где в лавре храм. Среди бора протекала там маленькая речка, называемая Консерой (сейчас - Кочурой). В лесной чаще, на крутом берегу речки вытекал родничок, из которого можно было брать воду для питья. Называлось место Маковской горой, поэтому монастырь в древнейших источниках называли Маковийским или Маковским.

Поселились братья сначала в сделанном на скорую руку шалаше, затем начали рубить церквичку. А когда построили, обратились к митрополиту Феогносту с просьбой освятить ее - она была освящена во имя Троицы. И братья начали пустынножительствовать. Однако Стефан не выдержал тяготы уединения, когда вокруг только лес и не слышно человеческого голоса. Он ушел в Москву, в Богоявленский монастырь.

Оставшись один, Варфоломей принял монашество и имя Сергий -это про-изошло, по подсчетам ученых, в 1337 году. Прожил он в полном уединении около 2 лет. Мимо кельи его бегали волки, приходили иногда медведи. В народной памяти живы красочные легенды первого и второго (киржачского) периода пустынножительства Сергия, трогательно рассказывающие, в частности, как отшельник "подружился" с медведем, которому попала заноза в лапу. Этот эпизод был изображен на стене привратной церкви при въезде в Киржачский монастырь.

Из Радонежа и других окрестных деревень к отшельнику стали иногда приходить молящиеся, некоторые из них выражали желание пустынножительствовать вместе с Сергием. Преподобный с радостью принимал их. Так за-чался Сергиев монастырь - нынешняя Троице-Сергиева лавра (по-гречески лаура - крупный, большой монастырь).

В этом монастыре Сергий не сразу, а постепенно ввел очень существенное новшество - общежитность, которое отвечало исконному стремлению православных жить по справедливости, в братской любви друг к другу. До Сергиева монастыря все монастыри в Северной Руси были "особножитными", то есть в монастыре общими для всех были игуменский надзор и церковная служба, а что касается кельи, одежды, питания, то каждый монах был совершенно самостоятельным: каждый сам себе строил (или покупал готовую) келью, каждый сам себя одевал и питал. Начав принимать в свой монастырь желающих, Сергий, будучи опытным плотником, усердно и безвозмездно помогал новичкам строить кельи. По его настоянию монахи обнесли общим тыном постройки, возделали общий огород. Когда приходящий в монастырь игумен Митрофан скончался, тогда по упрощению братии игуменство и сан священника принял Сергий. И тогда он начал внедрять в монастырскую жизнь устав, подобный тому, какой действовал в первых христианских общинах - по-гречески киновийный, по-латыни - коммунистический. Следует заметить, что идея общежития, как совместного жития в полной любви, терпимости друг к другу, а еще желаннее - в единомыслии и в экономическом единстве, перебарывающем стяжательство и индивидуализм, была близка русской душе, особенно в период татарского гнета и разорительной для народа феодальной раздробленности. Эта идея является стержневой во всем православии; благодаря стремлению к ее воплощению родилось такое уникальное понятие , как Святая Русь. Корни этой идеи так глубоко и прочно вросли в душу народа, что дал и проростки на века. Подводя итог своим многолетним размышлениям об истоках победы нашего народа в Великой Отечественной войне, маршал Г.К. Жуков писал: "Празднуя Победу, мы всегда будем вспоминать, какие качества нашего народа помогли одолеть врага. Терпение. Мужество. Величайшая стойкость.Любовь к Отечеству. Пусть эти проверенные огнем войны качества всегда нам сопутствуют. И всегда победа будет за нами".
Идею киновия Сергий терпеливо, но неуклонно внедрял в жизнь братии Троицкого монастыря примером собственного бескорыстия, неустанной и искренней заботы о других: он, как указывает жизнеописатель, работал наравне со всеми, больше всех, питался вместе со всеми, одевался в то, что оставалось при разборе одежды и обуви, чаще хуже всех; проявлял безграничную заботу о заболевших и обессилевших, о нищих и убогих.

Постепенно внедрив общежитный устав в Троицкий монастырь, Сергий сразу же в полном объеме применил его во внутреннем распорядке жизни созданного им позднее Киржачского монастыря. Эта идея была распространена и на другие монастыри, заложенные с участием Сергия или под руководством его учеников. Правда, введение общежития, учреждение в монастыре общественных должностей (служителей церкви, трапезников, хлебопеков, ухаживающих за больными и немощными и т.д.) не всем пришлось по нраву. Не всем монахам нравилось делиться с другими своим имуществом, поэтому некоторые "роптали", некоторые ушли из монастыря.

По свидетельству жизнеописателя, киновийный порядок в монастырях производил на всех посещающих неизгладимое впечатление. Он укреплял православных во мнении, что ради праведного дела стоит терпеливо преодолевать любые тяготы, жертвовать собственным благополучием, а если потребуется, то и самой жизнью Росту нравственной бодрости, духовной крепости способствовал не только Сергий, но и его многочисленные ученики. В жизни русских монастырей, которые служили духовным стержнем угнетенному народу, со времен Сергия начался замечательный перелом. Из его поколения вышли основатели 150 новых монастырей, в которых, как правило, сразу вводился общежитный порядок - справедливость, основанная на равноправии и братской любви. "Убегая от соблазнов мира, - подчеркивал профессор В.О. Ключевский, - основатели этих монастырей служили его насущным нуждам". И далее он пишет так: "Примером своей жизни, высотой своего духа преп. Сергий поднял упавший дух родного народа, пробудил в нем доверие к себе, к своим силам, вдохнул веру в будущее".

Стремясь к аскетическому уединению, Сергий поднял в душе народа такой пласт, который устремился в века, вероятно, будет пробуждать светлые умы, звать их к искренней самоотдаче во благо народа и в будущем. Виднейший духовный философ прошлого века Павел Флоренский так писал об этом удивительном явлении: "Вглядываясь в русскую историю, в самую ткань русской культуры, мы не найдем ни одной нити, которая не приводила бы к этому первоузлу (к Сергию -С.К.), нравственная идея, государственность, живопись, зодчество, литература, русская школа, русская наука - все эти линии сходятся к преподобному".

Имя Сергия неразрывно связано со знаменитой, решившей судьбу России Куликовской битвой. Готовность к решающей схватке вызревала долго. Когда Иван Калита жадно прикупал земли вокруг Москвы, когда Дмитрий Иванович собирал дружины, страх перед свирепостью татарских нашествий сидел еще в каждом русском. И великий князь Дмитрий Иванович, прежде чем протрубить сбор всех русских воинов, пробовал умилостивить Мамая и щедрыми дарами, и коленопреклоненной смиренностью. Собирая же дружины, он уповал лишь на милость Божию.

Ему крайне необходима была поддержка со стороны Церкви. Но получить ее от церковных иерархов в период подготовки к битве он не мог. Поставленный во главе Русской церкви после смерти Алексия Митяй, по-видимому, был отравлен. Грек Киприан, получивший сан в Константинополе, в Москву пытался пробраться через Литву, но был с позором выдворен, за что он предал князя Дмитрия анафеме. Таким образом, на страшную битву князь должен был ехать "проклятым". И вот тут на выручку ему пришел Сергий. Точнее, приехал к Сергию сам Дмитрий с боярами и воеводами. При этом Дмитрий весьма торопился, даже во время молебна к нему пригоняли вестники с докладами о продвижении неприятеля. Гостеприимно приняв Дмитрия, Сергий отважился на очень не простое для себя решение. До тех пор он был тихим отшельником, скромным игуменом и воспитателем. Он не высоко ценил земные заботы и страсти, он любил "чистое делание", "плотничество духа", "аромат духовных стружек". У него всегда была тяга к умиротворению, к уступке ради прекращения распри и бойни.

Узнав, что испробованы все способы умиротворения, Сергий принимает твердое решение благословить на битву. Он - не за войну, но раз она случилась, он - за народ, за Россию, за православных. И он служит молебен, благословляет на кровь, искренне и исступленно просит Бога даровать победу русскому народу.

Князь торопился, но преподобный уговорил его отведать монастырского хлеба. По окончании трапезы Сергий благословил князя крестом и окропил святой водой. Великий князь стал просить у преподобного двух его монахов - Пересвета и Ослябю, которые в миру принадлежали к воинскому сословию и были богатырями. Сергий повелел монахам тотчас готовиться в путь. Вместо шеломов он возложил на них схимы с нашитыми на них крестами, и заповедал им "крепко бороться по Христе на врагов его". Их присутствие в одеждах схимников в войске Дмитрия придавало походу дух великого святого дела.

По легенде, напоследок Сергий попросил князя наклониться к нему, шепнул ему на ухо: "Не страшись! Ты победишь!" На поле битвы Сергий посылал своего борзоходца с благословенной грамотой, в которой писал великому князю: "Без великого сомнения, государь, иди против них и, не предаваясь страху, твердо надейся, что поможет тебе Господь".

Несмотря на великую победу, ни Дмитрий Донской, ни Сергий Радонежский так и не увидели Святую Русь полностью освобожденной. Сергию вместе с братией еще пришлось скрываться от татар, возглавляемых Тохтамышем, но спасение Руси было определено.

Почувствовав приближение смерти, Сергий передал игуменство своему ученику Никону и 25 сентября 1392 года тихо скончался. В 1892 году в России торжественно отметили 500-летие памяти святого, в 1992 году - 600-летие.

В 1997 году вновь созданный в Киржаче на базе бывшего Благовещенского женский монастырь провел в городе торжественные богослужения по случаю обретения мощей Романа Киржачского, ученика Сергия. В многолюдных богослужениях принял участие патриарх Московский и Всея Руси Алексий II. Многолюдье, рекой лившееся от стен монастыря, основанного Сергием, по центральной улице города в сторону Заболотья, ярко показало, что память о русских святых, много сделавших для нашего города, для всей России, не угасла и не померкла. Она, как сказочная живая вода, будит, стоит ею окропить, впавших в оцепенение и в тяжелый сон, зовет к подвигу во благо Святой Руси, во благо ее многострадального народа.

Традиционные производства, характеризующие наш край, своим корнями уходят в глубокую древность. Как свидетельствуют многочисленные раскопки славянских и древнерусских поселений и курганов, местные жители владели секретами производства гончарной (глиняной) посуды, заточкой и сверлением камня. Многочисленные остатки гончарной посуды, кремневые наконечники стрел, каменные иглы для протыкания шкур, гребни были найдены экспедициями института археологии при раскопках древних поселений на берегах реки Шерны около деревень Заречье, Ратьково, хутора Буяне. Спутниками того же дописьменного периода были ручное производство одежды и обуви из кожи, из шерсти, изготовление грубых шерстяных и льняных тканей.

С незапамятных времен велась в крае охота на пушных зверей и выделка шкур куниц, лис, белок, бобров и других зверей. Столь же древние корни имеет бортничество и пчеловодство. До XX века весь район был охвачен пчеловодством и связанным с ним разведением гречихи. В 12-ом томе "Материалов для оценки земель Владимирской губернии" по учетным данным за 1902 год приведены примеры весьма успешного пчеловодства: в деревне Степаново (около Хмелева) один пчеловод, имея 120 рамочных ульев, получил 120 пудов товарного меда, другой пчеловод в деревне Хмелеве собрал примерно столько же меда со 130 ульев, а в деревне Аленино пчеловод с 70 ульев получил 80 пудов меда.

В силу того, что в XV-XVIII веках большинство деревень района принадлежало Троицкому и Киржачскому монастырям, в некоторых из них насаждались ремесла, связанные с потребностями монастырей, в частности, раскатка на тончайшие пластины золота и серебра для покрытия ими крестов, куполов, икон, вышивка церковных одежд (деревни Заречье, Ратьково, Филипповское, Селиванова гора, под-монастырская слободка и другие).Обилие разнообразной строительной древесины, близость к большим городам, малая доходность сельского хозяйства подталкивали местных крестьян к поиску дополнительных приработков. В старину в наших деревнях ходила пословица: "Жито - в поле, а подати - на стороне", то есть зерно на месте вырастим, а на подати и оброки приходится зарабатывать где-то на стороне. В деревнях вдоль основного в средние века сухопутного торгового пути в Северо-восточной Руси - вдоль Стромынского тракта - крестьяне занимались извозом, гоньбой лошадей, содержали постоялые дворы (средневековые гостиницы), кузницы, мастерские по ремонту телег и саней, сбруи.

Многие крестьяне местных деревень, передавая и совершенствуя способы обработки древесины, специализировались на рубке срубов, изготовлении рам, столов, стульев, иконостасов, на резных деревянных узорах. Отцы и строгие дядья сызмальства приучали в наших деревнях каждого парнишку виртуозно владеть топором, пилой, рубанком и стамеской. Житие Сергия Радонежского (1314-1392 г.г.) утверждает, что преподобный с юности преуспевал в плотницком ремесле: мог срубить келью, поставить сени, построить церковь, а при строительстве церкви недостаточно умения рубить в паз и в лапу, требовалось умение завершить кровлю шлемовидным или луковичным куполом, укрепить на нем крест, смастерить иконостас. Искусными плотниками и столярами слыли и последователи Сергия, в особенности Роман Киржачский. Неустанно совершенствуя инструменты, расширяя их набор, все глубже познавая изобразительные возможности каждой древесной породы, пытливые мужики приобрели славу в Московской Руси как искуснейшие плотники и столяры. Одним лишь подбором дощечек из разных пород древесины они могли добиться того, что собранный ими паркетный пол расцветал изумительными букетами. Центром, вокруг которого сложился особый стиль в столярном ремесле, стало село Аргуново.

В XIX веке, как утверждают в своих исследованиях народники, крестьяне около 500 деревень, соседних с селом Аргуново, в том числе практически все деревни, расположенные на территории современного Киржачского района, занимались плотническим и столярным ремеслом. По окончании уборки урожая мужики уходили в Москву и другие города на заработки: строили избы и хоромы, дворянские дачи и иконостасы, флигели и узорчатые беседки. Восприняв от отцов и дедов способы украшения строений русскими орнаментами, они в дворянских хоромах внимательно знакомились и с античными мотивами в оформлении. В итоге в их творениях своеобразно и гармонично слились языческие фантазии Древней Руси со строгостью и изысканностью Древней Греции и Древнего Рима. На сохранившихся аргуновских наличниках, причелинах, карнизах мы видим былинно-сказочных драконов, берегинь и оберегов, добрых домовых и диковинных птиц, русалок и рядом античные колонны и полуколонны, гроздья винограда и лианы. Славянофилы считали аргуновские узоры исконно русским декором. Из среды крепостных аргунов вышли такие выдающиеся мастера, как крепостные архитекторы Федор Семенович Аргунов (ок. 1732 - ок. 1768 гг.), прославившийся оригинальными со-оружениями (кухонный флигель и павильон "Грот") в усадьбе Кусково, Павел Иванович Аргунов (ок. 1768 -1806 гг.) возглавлял строительство деревянного дворца-театра в усадьбе Останкино. Из среды тех же крепостных умельцев вышли известные русские живописцы Иван Петрович Аргунов (1729-1802 гг.), автор многих парадных портретов, его сын, тоже живописец, Николай Иванович (1771-1829).

Впитав в себя через крепостных умельцев множество исконно русских орнаментальных мотивов и удивительную соразмерность античности, мастерство аргунов получило завершающее совершенство в творениях таких известных архитекторов, как К. Росси, А,П. Брюлов, Н.П. Никитин и другие. Хорошо сохранились образцы аргуновского узора не только в усадьбах-музеях Кусково и Останкино, но и в Георгиевской церкви в селе Ильинское. На учет и охрану как памятники древнего мастерства и искусства взяты несколько богато украшенных резьбой изб в деревнях вдоль реки Киржач, в том числе в Финееве, Никифорове, Старове, в селах Ильинское, Санино и других.

Много конкретных данных по развитию ремесел и промыслов во Владимирской губернии содержится в газете "Владимирские губернские ведомости", в которой с легкой руки первого ее редактора А.И. Герцена, отбывавшего ссылку во Владимире, много внимания уделялось социально-экономическим исследованиям. Особо много ценных краеведческих и статистических данных содержится в приложениях к газете, в так называемых "Прибавлениях" к ней. Любознательный краевед, пролистав подшивки газеты и "Прибавлений" за вторую половину XIX века, может найти в них немало интересных сведений по любому уголку губернии. Конкретные данные, характеризующие производство и общественную жизнь каждого уезда и волости, рассыпаны также в различных губернских отчетах, в исследованиях краеведов.

Так, киржачский краевед А.И. Басурин, четверть века скрупулезно собиравший все публикации по Киржачу и деревням района, в 12-ом томе "Материалов для оценки земель Владимирской губернии" (издано в 1908г.), нашел данные, собранные местными чиновниками о количестве деревообработчиков в наших деревнях. При этом указана специализация деревообработчиков: плотники, плотники-столяры, столяры, плотники-пильщики, плотники-возчики. По этим данным в конце XIX столетия, например, в Финеевской волости насчитывалось 618 плотников да плотников-столяров 281, пильщиков 51 крестьянин,пильщиков-возчиков - 46. Сугубо на столярных работах специализировались мастеровые крестьяне группы малых деревень: Б. Горки, Митенино, Потапово, Петухово, Тимино - до 90 человек. По обобщенным данным, во второй половине XIX века из аргуновских деревень (все они тогда входили в состав Покровского уезда) на промысел уходило около 10 000 плотников и столяров. Их отходничество продолжалось до начала социалистической индустриализации. В годы первых пятилеток отходники стали строителями автозаводов в Москве и в Нижнем Новгороде, метростроевцами, рабочими, техниками, инженерами на новых предприятиях в Орехово-Зуево, Ногинске, Электростали, Кольчугине, Карабанове, Александрове. Когда в 80-90-е годы XX столетия широкое распространение получило в подмосковных деревнях дачное строительство, первыми бабушкины и дедушкины дома стали восстанавливать и подновлять те москвичи, которые, отработав на заводах и фабриках столицы, отслужив в армии по 30-50 лет, не забыли родные деревушки. Вновь в районе заметно пробудился интерес к деревянному строительству, прорезной и плоскостной аргуновской резьбе.

Традиционная деревообработка нашла выход и в производственные структуры. В 30-е годы в районе действовал лесокомбинат, столярные артели в Санино, Финееве, в Афанасове, Савельеве и других деревнях. Переход к машинным способам деревообработки привел к сокращению этих артелей. Деревообработка сосредоточилась в Санинском деревообрабатывающем комбинате, в Киржачском леспромхозе и на Киржачской мебельной фабрике.

Более двух столетий ведущим промыслом, затем производством, в районе была шелкообработка. Корнями это производство уходит в эпоху ПетраI, придававшего большое значение выделке отечественного шелка. При его поддержке сначала в Москве, вблизи нее появились первые шелковые мануфактуры. Постепенно промысел из Москвы в поиске дешевых рабочих рук и благоприятных для его развития условий распространился на деревни вдоль Стромынского тракта. В статистическом обозрении Владимирской губернии за 1817 год говорится, что в киржачских деревнях, кроме плотничества, крестьяне "занимаются тканием шелковых сырцовых ленточек и в Москву отходят для сего рукоделия до 306 человек".

В начале XIX столетия бархатное производство в деревне Никулкино развернул мастеровой крестьянин Спиридон Евдокимов, в селе Заречье - Цирков. Наумов распространил ворсовое ткание шелка на деревни Наумово, Михалевка, Исаковка, Храпки, Перегудово, Дубровка. Вдоль дороги, ведущей из Москвы в Киржач, в течение XVIII-XIX веков образовалась узкая полоска "шелковых" деревень, отстоящих от тракта не более, чем на 7 верст. В них вырабатывали на деревянных станах ворсовые и гладьевые шелковые ткани.

В XIX веке одним из самых мощных в России центров шелкообработки стал Киржач. В постройке здесь шелкоткацких и красильно-отделочных мануфактур и фабрик сыграли ведущую роль купцы-предприниматели Соловьевы, ставшие самыми богатыми фабрикантами в округе, щедрыми меценатами. Они оснастили свои предприятия самой прогрессивной по тому времени техникой и оборудованием. Наняв высокообразованных инженеров, внедряли современную технологию и потому с успехом конкурировали со своей продукцией на шелковых рынках как в Москве, так и в Европе, и в Азии. На их средства в Киржаче была построена первая в губернии учительская семинария для "простолюдинов", женское двухклассное училище (теперь средняя школа № 2), Всехсвятская церковь с высокой колокольней и другие определившие облик города строения.

К 1914 году в Киржаче и в деревнях района вырабатывали до 7 млн. метров шелковых и полушелковых тканей, пятую часть таких тканей, производимых в России. В советский период действовал сначала шелкообрабатывающий трест, объединивший мелкие разрозненные фабрики и промысловые шелковые артели, в 1932 году был создан в городе шелковый комбинат, к которому в 60-70-е годы присоединились все шелкообрабатывающие предприятия района. На базе реконструкции и значительного расширения головного предприятия проводилась специализация производств, разбросанных по всему району. Киржачское шелковое объединение к концу 80-х годов довело выработку шелковых и полушелковых, натуральных и искусственных тканей до 70 млн. метров, то есть в 2 раза больше, чем все шелковые фабрики царской России. В 90-е годы объединение разъединили на отдельные предприятия и приватизировали. Предприятие, которое давало до 70 процентов дохода в районный бюджет, прекратило свое существование, более 5 тысяч опытных шелковиков вынуждены искать новое для себя занятие и заработок. В 1999 году местное самоуправление предприняло ряд мер, чтобы передать часть предприятий эффективным инвесторам, чтобы шелчинка, на которой полтора века "висел" район, окончательно не оборвалась и не иссякло мастерство, добытое многими поколениями киржачан.

По Стромынской дороге пришла в район и медеобработка. О первом кустарном заводике по изготовлению цинковых белил, меднолатунной посуды и церковной утвари упоминается в актах городской думы за 1813 год. Развалины помещения, построенного над плотиной завода, сохранились на правом берегу реки Киржач около мебельной фабрики до наших дней. В 1856 году также на берегу реки Киржач в пяти верстах ниже города по течению реки построила несколько деревянных сараев купчиха Е.И. Любимова - этот кустарный завод дал основание ведущему в стране заводу по производству осветительной арматуры для автомобилей и тракторов - заводу "Автосвет".

Статистические данные и подворные обследования, которые проводили народники, "ходившие в народ", позволяют судить о распространении и других промыслов и ремесел. В числе древнейших отмечен колесный промысел. В XVIII-XIX столетиях его центром была деревня Хмелево. По сведениям, собранным из различных источников краеведом А.И. Басуриным, производством колес занимались только мужчины в возрасте от 12 до55 лет, как правило, семейными артелями. Технология изготовления добротных колес весьма сложна и требует солидного навыка. Дубовые ободья обычно закупали на ярмарках в Нижнем Новгороде, березовый кряж заготавливали на месте. Из дуба делали ступицы, остальные детали - спицы, ободья - из березы. Большой очности и аккуратности требовала теска спиц, долбление дыр для них, точка ступицы, смоление колес, надевание обода. В Хмелеве и близлежащих малых деревнях число колесников доходило до 90 человек. С появлением железных дорог и быстрым уменьшением тележного извоза промысел начал хиреть и к началу XX века практически сошел на нет.

Не менее древним промыслом в наших краях следует признать и валяние сапог. По статданным за прошлый век, в этом промысле специализировались мужики Фуниково-Горской волости. Из деревень этой волости по осени, как завершится стрижка овец, по окрестным дерев-ням отправлялось до 200 валял. Инструменты (колодки, клинья, задушки, передушки, решетки, железные скалки, струны, полотно и т.д.) мастера носили с собой. Промысел с массовым переходом на фабричную обувь практически исчез, хотя сыновья и внуки некоторых потомственных валял инструменты сохраняют и изредка "для домашних нужд" пускают их в действие.

Печной промысел корнями также уходит вглубь столетий. В прошлом веке по краю особо славились печники из деревень Тельвяково, Акулово, Финеево, Лукъянцево. В конце XX века печной промысел несколько оживился в связи с бурным строительством дач. С печным промыслом был связан и гончарный. Крестьяне из деревень Акулово, Корытово, Желдыбино, добывавшие глину, занимались не только изготовлением кирпича, но и выделкой на продажу горшков и кринок.

В статистических обозрениях за XIX век выделены "женские" промыслы: сельхозработницы (нанимали в "шелковых" деревнях, где шелковики, сберегая и холя руки для работы с дорогостоящим сырьем, чурались работы со скотиной и землей), добытчицы и сборщицы камня" (для мощения дорог), размотчицы шелковых и прочих нитей, вышивальщицы, прислуга (в домах у богачей).

В XVIII веке возник и в начале XX века исчез промысел, связанный с меднолатунным производством и кузнечным делом - выжиг древесного угля. Им занимались крестьяне деревень Полутино, Трохино и других. Уголь поставляли на меднолатунный завод и в кузницы Киржача. С переходом на другие источники топлива для этих производств промысел угас. В окрестностях деревень Полутино и Трохино до сих пор сохранились большие ямы для выжига угля. 

Обмен ссылками
|

Рейтинг@Mail.ru

© 2012, МОСП Кипревское, Владимирская область, Киржачский район, д. Кипрево.

Дизайн: Малышева А.К.

Создание: Prime